Вмешательство ВС привело к увеличению неустойки в 240 раз

Москвичка Ольга Щербакова судится с дилерским центром «Муса Моторс Джей Эл Эр» из-за отказа исправить производственный дефект в ее «Ягуаре» уже почти три года. За время своей «принципиальной» борьбы за права автовладельцев она успела дойти до Верховного суда, который отменил решение, дважды «засиленное» в Мосгорсуде, в части мизерной неустойки и компенсации морального вреда. А теперь одержала новую победу в первой инстанции.

Автомобиль Jaguar X-type Щербакова приобрела за 1,16 млн руб. в ООО «Прим», которое, по ее словам, находилось на территории дилера «Муса Моторс». В июне 2010 года, когда трехлетний гарантийный срок еще не истек, она обратилась в авторизированный дилерский центр ООО «Муса Моторс Джей Эл Эр» с просьбой проверить, нет ли неисправности в рулевом управлении. Ее не нашли, но, когда весной 2011 года Щербакова вновь почувствовала неладное и повторно обратилась к дилеру, диагностика показала ее наличие, но ремонт дилер предложил произвести за плату, так как срок гарантии уже истек.

Щербакова была уверена, что дефект был ею обнаружен еще при первом обращении и ничто не мешало дилеру устранить его вовремя. Поэтому она потребовала отремонтировать машину бесплатно, но получила отказ. В итоге Щербакова заплатила за устранение поломки 43 146 руб. и в ноябре 2011 года обратилась вЧеремушкинский районный суд, требуя взыскать с «Муса Моторс» стоимость ремонта, 2079 руб. за проведение первой диагностики, 1600 руб. расходов на консультации автотехнического эксперта, 5700 руб. – за доставку автомобиля в автоцентр, 698 472 руб. неустойки и 100 000 руб. в качестве компенсации морального вреда, а в общей сложности 850 997 руб.

Назначенная судом экспертиза показала, что дефект был производственным, но момент возникновения люфта установить экспертам не удалось. Основываясь на результате исследования, судья Татьяна Козина удовлетворила иск частично, взыскав с «Муса Моторс» лишь 135 000 руб. Судья обязала автодилера выплатить истцу стоимость первой диагностики (2079 руб.), расходы по оплате услуг эвакуатора (5700 руб.), стоимость произведенного ремонта (43 146 руб.), стоимость экспертизы (48 000 руб.), штраф за неисполнение требований потребителя (29 000 руб.), неустойку (2079 руб.) и компенсацию морального вреда (5000 руб.).

Определяя неустойку, судья руководствовалась ст. 28 Закона «О защите прав потребителей» [последствия нарушения сроков исполнения работ; находится в главе III (защита прав потребителей при выполнении работ (оказании услуг)]. «[Из нее] следует, что сумма взысканной потребителем неустойки (пени) не может превышать цену отдельного вида выполнения работы (оказания услуги) или общую цену заказа, – написала судья в решении от 10 января 2013 года, а затем указала этот отдельный вид: – Суд считает необходимым уменьшить пеню до 2079 руб., то есть до стоимости оплаты за услугу по диагностике автомобиля».

Размер взысканной суммы категорически не устроил заявительницу. Она подала апелляционную жалобу вМосгорсуд, заявив, что суд первой инстанции должен был применить при расчете неустойки не 28-ю статью закона о защите прав потребителей, а 23-ю [ответственность уполномоченной организации за просрочку выполнения требований потребителя; находится в главе II (защита прав потребителей при продаже товаров потребителям)]. Согласно 23-й статье за нарушение сроков устранения недостатков товара неустойка уплачивается за каждый день просрочки в размере 1% от цены товара. Отправной точкой для этого, по мнению Щербаковой, должна стать дата ее первого обращения к дилеру после проявления неисправности – в июне 2010 года, что подтверждается актом сдачи-приемки автомобиля.

Апелляционная коллегия с доводом Щербаковой не согласилась и жалобу оставила без удовлетворения. А после того, как в Мосгорсуде отказались передавать кассационную жалобу в президиум, автовладелица обратилась в Верховный суд, который 18 марта 2014 года рассмотрел ее жалобу (подробнее>>). Там она сослалась на п. 41 постановления Пленума Верховного суда от 28 июня 2012 года № 17, в котором сказано, что, разрешая споры, связанные с ремонтом товаров в течение гарантийного срока, необходимо руководствоваться 2-й главой закона о защите прав потребителей, а не третьей. И коллегия судей под председательством Вячеслава Горшкова решила, что в расчете есть противоречие, отменила акты судов первой и апелляционной инстанции в части взыскания неустойки и компенсации морального вреда и направила дело на новое рассмотрение. Кроме того, в определении по делу судьи поставили перед районным судом задачу установить, «является ли авторизованный центр ООО «Муса Моторс Джей Эл Эр» субъектом, на который может быть возложена ответственность за выявленный в автомобиле истца недостаток товара».

Пересчитать размер взыскания и решить вопрос об ответственности дилера предстояло судье Черемушкинского райсуда Лидии Проценко на заседании 26 июня. В начале слушания Щербакова заявила об увеличении исковых требований, она просила взыскать неустойку в 812 805 руб., 145 000 руб. в счет возмещения морального вреда, а также назначить штраф в 50% от взысканной суммы.

– Как относитесь к увеличению исковых требований? – обратилась к представителю автодилера Дмитрию Мельникову судья. На этот вопрос он отвечать не стал, зато заявил, что, по его мнению, с точки зрения закона «Муса Моторс» не может быть признан уполномоченным. Правда, тут же оговорился, что сомневается в солидарности с ним суда.

Судья настаивала, чтобы Мельников ответил по поводу исковых требований. По ее словам, она хочет понять позицию ответчика для того, чтоб решить, возможно ли прийти к мировому соглашению. Тогда в разговор включилась истица, заявив, что о мировом соглашении, которое ей никто и не предлагал, речи идти не может.

– Данный спор не является для меня важным с материальной точки зрения, но является принципиальным, – сказала Щербакова. По ее словам, она хочет добиться, чтобы официальные дилеры при наличии существенных недостатков выполняли свои обязательства. По поводу субъекта, на который может быть возложена ответственность, она сказала: «Я полагаю, что я обратилась именно к той организации, которая по закону обязана устранять недостаток». Щербакова считает, что уполномоченность «Муса Моторс» на устранение недостатков новых автомобилей «Ягуар» по гарантийным обязательствам подтверждается дилерским договором, гарантийным обязательством завода-изготовителя, сведениями с интернет-сайта дилера. Также истица добавила, что в письме, которым ей в ноябре 2011 года было отказано в ремонте по гарантии, причиной указывалось именно истечение сроков, а возможность устранения ответчиком недостатка не ставилась под сомнение.

– Я не говорю, что «Муса Моторс» являлось продавцом, являлась продавцом другая компания. Но она находилась на территории «Муса Моторс», а потом была ликвидирована. Наверное, так удобнее работать с потребителями, – заметила она, чем вызвала недовольство противоположной стороны.

– Давайте без оскорблений! – попросил представитель ответчика. А Щербакова продолжила:

– Если проанализировать позицию ответчика, то она менялась в зависимости от того, какие доказательства предоставлялись, – сказала она. А в подтверждение напомнила, что в предыдущих процессах ответчик заявил об утрате всех материалов по техническому обслуживанию ее автомобиля на протяжении гарантийного срока, чем лишил ее возможности доказать, что ремонтировал ее автомобиль. Но добавила, что у нее есть документ, подтверждающий, что в период гарантии «Муса Моторс» предоставлял ей подменный автомобиль. По ее мнению, это подтверждает осуществление им своих обязательств по обслуживанию гарантии.

Судья, выслушав Щербакову, удивилась, почему же тогда у ВС возникли вопросы относительно роли «Муса Моторс» в этом деле. Истица призналась, что тоже этого не поняла, и обратилась к Мельникову с вопросами: «Вы официальный дилер?», «Вы осуществляете обслуживание в рамках гарантийного срока?» Он ответил положительно на оба вопроса, но снова сказал, что уполномоченным представителем «Муса Моторс» не является.

– Я все поясню, уважаемый суд, хотя, мне кажется, я уже предвижу ваше решение…

– Это странно, – сказала судья. – Мне самой пока решение неизвестно.

И Щербакова продолжила обосновывать, почему «Муса Моторс» – уполномоченный. «Как потребитель я обратилась по адресу, указанному на сайте. А как иначе я могла поступить?» – говорила она и снова напомнила, что в письме с отказом выполнить безвозмездный ремонт дилер не написал ни слова о том, что она обратилась не по адресу, а указал лишь на истекший срок. После этого она попросила приобщить к делу единственную бумагу, которая была у нее на руках, свидетельствующую о выдаче ей подменной машины 16 июня 2008 года – по ее словам, на время ремонта коробки передач.

Судья добавила его в материалы дела, но согласилась с ответчиком, что оценивать ее как доказательство сложно, поскольку по ней нельзя установить, какой ремонт производил дилер. А Щербакова перешла к обоснованию требований о возмещении морального вреда:

– Поневоле я эксплуатировала автомобиль с недостатком рулевого управления, что представляло угрозу мне и пассажирам.

– У нас люфт превышал заводские показатели, а не допустимые! – парировал ответчик, пояснив, что у марки «Ягуар» более строгие требования к люфту, чем установлены законодательством России. – Вы сгущаете краски и своими эмоциями оказываете давление на суд.

Судья дала ему возможность пролить свет на ситуацию, и Мельников спросил, какие моральные страдания испытывала истица, если в период между 2010 и 2011 годами нормально ездила на автомобиле.

– Я испытала огромное моральное страдание, когда узнала, что ездила с угрозой для жизни, – отрезала Щербакова, и, наконец, ответчик начал свое выступление по существу.

Он рассказал, что автодилер под брендом «Муса Моторс» работает на рынке около 20 лет, с 2007 года он вошел в британскую группу Inchcape, в результате чего произошла реорганизация, однако все юридические лица, которые вошли в компанию с 2007 года, являются действующими. Фирма «Прим», в которой приобретала авто Щербакова, с его слов, к ним никакого отношения не имеет.

Затем он объянил, почему у ВС возникли сомнения о возможности возложить на «Муса Моторс» ответственность за поломку. По его словам, истица приобрела «Ягуар», привезенный в Россию ЗАО «ФордМотор Компани», а на момент возникновения спорного дефекта у дилера уже действовал договор с другим дистрибьютором этой марки – ООО «Ягуар Ленд Ровер». Этот документ возлагал на «Муса Моторс» обязанность обслуживать только машины, ввезенные им. Автомобили, импортированные по другим каналам, дилер все же обслуживал, но только по согласованию с «Ягуар Ленд Ровером», а замену же руля в автомобиле истицы в 2011 году этот дистрибьютор не одобрил.

– Так кто же вы? – судье все же хотелось получить определенный ответ. Он был необычным:

– Может быть, есть пробел в законодательстве и наш статус не учтен, – размышлял вслух Мельников, а закончил тему уполномоченности заявлением, что «Муса Моторс» во всяком случае работает только по договору с «Ягуар Ленд Ровером». На этот довод у Щербаковой был контраргумент, заключающийся в том, что узнала об этом только из отзыва на иск, а «простому потребителю это не известно».

Затем оппоненты перешли к обсуждению размера неустойки и компенсации морального вреда. Мельников рассказал, что экспертиза, которую произвели после разбора колонки, показала, что дефект не был угрожающим. «Права потребителя уже восстановлены судом. Говорить, что мы целый год ставили под угрозу жизнь Ольги Евгеньевны, не приходится, ведь эксперт указал, что показатели люфта превышали не предельно допустимые, а более строгие, которые предъявляет завод, – напомнил он. Моральный вред юрист «Мусы Моторс» просил «снизить максимально с точки зрения его доказанности».

Что касается неустойки, то, по его мнению, в основу расчета может лечь стоимость работ, которые по решению суда оказаны ненадлежащим образом, то есть диагностики, или стоимость работ, которые могли бы быть произведены, если бы диагностика была произведена качественно, но никак не стоимость товара. Она не должна равняться половине стоимости автомобиля, настаивал Мельников и попросил судью применить ст. 333 ГК, которая позволяет суду уменьшить неустойку, если она явно несоразмерна последствиям нарушения обязательства.

Щербакова в ответ заметила, что она покупала автомобиль, а не рулевую колонку, и сама по себе рулевая колонка ей не нужна. Значит, исходить следует все-таки из стоимости товара. Затем по просьбе судьи она объяснила расчет неустойки: с момента сдачи автомобиля на диагностику 29 июня 2010 года и до 19 октября 2010 года. Вторую дату она ограничила по своему усмотрению, дабы, по ее словам, не злоупотреблять своим правом на защиту и учитывая требование соразмерности.

Судье понадобилось более получаса, чтобы вынести решение. Она признала, что «Муса Моторс» может нести ответственность, и обязала дилера выплатить неустойку в 500 000 руб., 50 000 руб. компенсации морального вреда и штраф в 275 000 руб. Очевидно предчувствуя недовольство ответчика, она добавила, что при назначении компенсации применила 333-ю статью ГК. Но хоть неустойка и не превысила половину стоимости автомобиля, такое уменьшение ее суммы не устроило представителя «Муса Моторс». Он заявил, что непременно будет обжаловать решение.