Расторжение договора на условиях покупателя не спасло автодилера от неустойки

Подержанный внедорожник Cadillac Escalade прослужил Дарье Филатовой всего четыре месяца, а потом незначительная поломка вскрыла, что в Major Auto ей продали не совсем то, что обещали. Мастера обнаружили следы серьезного ремонта и отсутствие системы безопасности, а позже это подтвердил и осмотр специалиста. Автовладелица поспешила расторгнуть договор и получить назад деньги, но продавец процедуру затянул и теперь должен к двум возвращенным миллионам добавить еще пару. Проблемы с работодателем могут быть и у юриста «Мейэджора», который, судя по всему, был уверен, что отказ от взаимных претензий означает, что истица должна снять и заявленные ранее требования о неустойке.

28 ноября 2012 года Дарья Филатова договорилась с ООО «Мэйджор Кар Плюс» (подразделение холдинга Major Auto, занимается автомобилями с пробегом) о покупке Cadillac Escalade GMT926 за 2 млн руб. Заплатив их на следующий день, она тогда же забрала машину. «Кадиллак» исправно служил хозяйке, и она ни о чем не беспокоилась, пока в марте 2013 года она не обратилась на станцию техобслуживания «Микс моторс», чтобы отремонтировать ранее установленных рейлинги на крыше автомобиля.

Мастера ее неприятно удивили. После вскрытия обивки крыши, необходимого для проведения работ, оказалось, что автомобиль не укомплектован боковыми шторками и подушками системы безопасности — они сработали и их грубо удалили.

15 марта Филатова обратилась в экспертный центр «Автотранспорт», чтобы повести осмотр и вызвала туда же телеграммой представителей продавца. Из «Мэйджора» никто не явился, а в своем заключении от 29 марта специалист указал, что машина побывала в серьезном ДТП, после которого ее отремонтировали и покрасили некачественно: одна из дверных панелей деформирована, имеются трещины и др. Кроме того, «Кадиллак» не оснастили новой системой безопасности.

После получения такого документа Филатова 18 апреля доставила продавцу требование о расторжении договора купли-продажи и возврате денег. Она сослалась на то, что ей не сообщили об участии автомобиля в ДТП и в машине не хватает положенных подушек безопасности, как это предусматривал договор. Письмо осталось без ответа, и 31 мая Филатова обратилась с иском в Мещанский райсуд. Теперь она уже просила выплатить неустойку на день решения суда и 31 000 руб. на оплату представителей – в суд с ней пришла экспертно-правовая группа «Лекстэп».

Только после этого, когда уже прошло собеседование, «Мейджор» предложил владелице злополучного «Кадиллака» добровольно расторгнуть договор и вернуть деньги. 29 июня стороны подписали соглашение на этот счет, а 5 июля Филатова получила 2 млн руб.

Но процесс это не остановило. Так как деньги были возвращены не в тот момент, когда этого потребовал потребитель, сторона истицы уточнила исковые требования. От взыскания стоимости автомобиля Филатова отказалась, а неустойку попросила взыскать за просрочку исполнения требований на 67 дней — с 29 апреля по 5 июля 2013 года. Всего, по подсчетам «Лекстэп», «Мейджор» должен был заплатить 1,34 млн руб. неустойки, 20 412 руб. за осмотр автомобиля в «Автотранспорте» и 31 000 руб. на оплату работы юристов.

В суде, судя по решению Виктории Дьячковой (имеется в распоряжении редакции), представитель «Мейджора» ссылался на то, что соглашение о расторжении договора урегулировало все претензии сторон и требование неустойки неправомерно. Однако 17 июля судья решила по-другому. Она указала, что в суд Филатова обратилась до подписания соглашения, а в нем не указано, что пункт 5, где говорится об урегулировании претензий, распространяется на ее исковые требования. А потому в пользу Филатовой следует взыскать все затребованные 1,39 млн руб., а также штраф по закону о защите прав потребителей в размере 695 706 руб., а всего чуть больше 2 млн руб.

«Мейджор» пожаловался в Мосгорсуд. В жалобе, судя по материалам дела, ответчик вновь по-своему толковал 5-й пункт соглашения, а потому все права покупателя, вытекающие из закона о защите прав потребителей, в том числе на оплату услуг представителей, по его мнению, должны считаться «прекращенными надлежащим исполнением». Но апелляционная коллегия 16 сентября согласились с первой инстанцией. «Поскольку ответственность за нарушение сроков удовлетворения требований потребителя предусмотрена законом, истцом до заключения соглашения было предъявлено исковое заявление в суд о взыскании неустойки, от иска истец в порядке, установленном процессуальным законом, не отказывалась, у суда первой инстанции отсутствовали правовые основания для отказа Филатовой в иске о взыскании неустойки», — говорится в определении, опубликованном на прошлой неделе.