Петр Шелищ комментирует изменения в законе «О защите прав потребителей»

Права потребителей теперь будут защищаться более тщательно. Сегодня в «РГ»  публикуются поправки в законодательство, касающиеся организации государственного и муниципального контроля, в том числе в области защиты прав потребителей.

Общественные организации защиты прав потребителей считают, что этот закон расставляет точки над «i» и более четко регламентирует действия властей и общественных институтов в этой сфере. Однако предприниматели опасаются, что теперь может увеличиться административное давление на бизнес.

Как пояснил «РГ» председатель Союза потребителей России Петр Шелищ, документ уточняет несколько принципиальных моментов, которые ранее были расплывчато обозначены в законодательстве.

Во-первых, по его словам, уточняется право Роспотребнадзора защищать права граждан. С одной стороны, это прописано уже в самом названии ведомства — Федеральная служба по надзору в сфере защиты прав потребителей и благополучия человека. Но стоит ведомству «сунуться» в ту или иную отрасль защищать права людей, как федеральные ведомства, контролирующие эту отрасль, тут же начинают заявлять о том, что Роспотребнадзор вмешивается в их внутренние дела. «К примеру, когда шли массовые жалобы людей в Роспотребнадзор на потребительские кредиты, Центробанк посчитал, что это — его прерогатива», — говорит Петр Шелищ.

Теперь этот момент очень четко прописан: федеральные органы власти могут осуществлять контроль и надзор по соблюдению закона о техническом регулировании. Все остальное, что касается потребителей, — поле для деятельности Роспотребнадзора. «Нас как общественную организацию этот пункт полностью устраивает, поскольку ведомство вполне эффективно защищает права людей, а теперь у него больше развязаны руки», — считает Петр Шелищ. Плюс теперь Роспотребнадзор обязан готовить ежегодный государственный доклад о защите прав потребителей и вести статистику и анализ случаев причинения вреда человеку.

Второе новшество касается самих общественных организаций. Действующее законодательство дает право общественникам проверять, соответствует ли качество товара или услуги государственным нормативам. Если есть нарушения, они составляют акты и отправляют их в контрольные органы. Закончилось тем, что появилось много лжеобъединений, чья деятельность сводилась к тому, что их представители шли в ларьки, на рынки, выявляли нарушения и предлагали продавцам сделку: заплати — «защитники» куда надо не пожалуются. И платили.

Вторая сторона: если реальные организации действительно выявляли нарушения, скажем, находили в продаже испорченные или просроченные товары, они составляли акты, передавали их в государственные контролирующие органы, а там их нередко «клали под сукно». Теперь деятельность общественников ограничена: они имеют право попросить продавца показать лишь те документы, которые положено показывать потребителям: информацию о товаре, услуге, сертификаты, но нельзя претендовать на накладные, бухгалтерские документы. И это должно оздоровить отношения между предпринимателями и общественниками и уменьшить аппетиты лжезащитников.

А органы власти по новому закону должны реагировать на сигналы организаций. И еще закон обязывает власть формировать информационные ресурсы о том, какие права есть у людей, как они могут защитить себя и кто им поможет, если они не смогут сделать это сами.

Что касается предпринимателей, то, по словам вице-президента организации «ОПОРА России» Владислава Корочкина, есть опасение, что контроль и надзор госорганов станет более агрессивным. Например, из закона исключено определение «государственный контроль (надзор)». Теперь это просто «деятельность федеральных органов исполнительной власти». А какая именно, будет указываться в «профильных» законах. «В результате рядом с прокуратурой мы получили несколько десятков маленьких прокуратур с почти неограниченными полномочиями. Ведь в отличие от «большой» прокуратуры они еще и сами возбуждают, а в большинстве случаев и рассматривают дела об административных правонарушениях», — говорит Владислав Корочкин.