РОСПОТРЕБИНФОРМ

«Не расширять сверх меры свободу там, где этого не следует делать» — выступление главы ВАС

Во Владивостоке состоялся Международный форум стран Азиатско-Тихоокеанского региона, организованный Высшим Арбитражным Судом. На мероприятии, тема которого была заявлена как «Актуальные проблемы заключения и исполнения коммерческих контрактов», прозвучал доклад главы ВАС Антона Иванова. Его выступление было посвящено готовящемуся проекту изменений Гражданского кодекса РФ, уровню диспозитивности его норм и тому, какая степень свободы договора допустима в нашей стране.

О том, почему участники хозяйственного оборота требуют большего

С самого начала выступления Иванов подчеркнул, что было очевидно, что проект нового ГК будет ждать непростая судьба. Он пояснил, что принятие ныне действующего кодекса произошло очень быстро, почти ни одно из его положений не вызвало сомнений, так как тогда было неясно, по какому пути пойдет развитие права в нашей стране. Но с того момента многое изменилось, «сложились устойчивые экономические отношения, хозяйствующие субъекты и разные организации уже не хотят с легкостью соглашаться с теми изменениями регулирования, которые предлагаются» — сказал глава ВАС. «И это объективная сложность на нашем этапе», — продолжил он.

По всей видимости, выражая общее мнение группы разработчиков поправок в ГК, Иванов пытался разъяснить, почему изменения правового регулирования все же необходимы нашей стране. Он сослался на зарубежный опыт Франции и Германии, где гражданские кодексы «меняли только тогда, когда возникала жесткая насущная необходимость в новом регулировании». «Видимо, также обстоит дело и с нашим гражданским кодексом», — провел параллели Иванов.

При этом, пояснил он, «в проекте Гражданского кодекса значительно увеличилось количество диспозитивных норм —  от 30 до 50 процентов». «Это, конечно, не может не радовать, но участники хозяйственного оборота требуют большего, они хотят, чтобы диспозитивными были признаны все нормы договорного права и требуют распространить дозволительный характер этого регулирования не только на договорное право, но и на гражданское право в целом», — обозначил глава ВАС очередную проблему, мешающую принятию поправок в ГК.

Однако он пояснил, что для разных институтов гражданского права допустима разная степень диспозитивности. Например, в вещном праве (напомним, что Иванов возглавляет группу разработчиков поправок в ГК по вещному праву), по словам Иванова, «диспозитивна только та норма, в отношении которой четко и ясно, что в отношении ее можно отступить по соглашению сторон. А остальные нормы являются довольно жесткими».

О рисках и сговоре за спиной миноритарных акционеров

Глава ВАС заметил, что «очень многие нормы корпоративного права не могут быть сформулированы как диспозитивные». Он предостерег: «Если мы пойдем по этому пути, то придем к огромным рискам, прежде всего для миноритарных акционеров, для так называемых портфельных инвесторов, которые могут остаться за бортом того договорного регулирования, которое осуществляют владельцы контрольного пакета акций. За их спиной может быть осуществлен сговор, могут быть ущемлены их права, а они могут даже не узнать об этом».

«Если мы посмотрим на недавно внесенные законопроекты, то мы там все это хорошо увидим», — продолжил свою мысль Иванов, по всей видимости, имея в виду альтернативный проект поправок в ГК, разработанный Минэкономразвития совместно с Государственно-правовым управлением Президента (подробнее о проекте ГПУ, подвергнувшемуся жесткой критике со стороны Совета по кодификации гражданского законодательства читайте в материале Семь причин, по которым Совет по кодификации критикует ГПУ и Минэкономразвития).

«Это, конечно, является предметом критики очень многих, — продолжил глава ВАС и пояснил свою мысль. — Такой степени анонимности, которая там предлагается, нет фактически ни в одной стране. Я считаю, что этот законопроект противоречит нашим конвенциям, которые направлены на предотвращение отмывания денежных средств». «Так что степень договорной свободы в разных институтах гражданского права, несомненно, должна различаться», — вернулся к теме своего выступления Иванов.

О монополистах и бессилии ФАС

Далее глава ВАС перешел непосредственно к договорному праву и отметил, что и в нем «есть такие проблемные отношения, которые не предполагают широкой  диспозитивности». «И мы должны объективно с этим считаться», — добавил Иванов, отметив, что из-за высокой степени монополизации экономики в нашей стране, «свобода договора в применении к одной из сторон, являющейся монополистом в той или иной сфере, будет извращена, превратится в свою противоположность, а именно в навязывание более слабому договорному контрагенту тех условий, которые сам он не хочет соблюдать и при нормальных условиях хозяйственного оборота никогда бы не стал этого делать».

«А монополистов у нас довольно много, и, несмотря на все усилия нашей Федеральной антимонопольной службы, я бы сказал, что ситуация в этом плане довольно далека от идеала», — констатировал Иванов неутешительные факты.

Об иллюзорных гарантиях потребителей

Второй аспект специфики российского договорного права Иванов связал с необходимостью учитывать специфику отношений с участием граждан потребителей. На его взгляд, в России существует довольно развитая система отношений, связанная с защитой прав потребителей. «Если сравнивать с рядом других стран, то, с формальной точки зрения, у нас гарантий даже больше. Иностранные компании, приходя в Россию, удивленно сталкиваются с тем, какие гарантии у нас имеют потребители, потому что в их странах потребители таких гарантий не имеют», — такой повод для гордости предоставил нам глава ВАС, правда тут же оговорился, что все же нельзя не задаться вопросом, «насколько эффективны эти меры, насколько они приводят к реальной защите интересов участников гражданского оборота».

Он продолжил свою мысль: «При большом количестве формальных гарантий реальное их осуществление не очень обеспечивается общей системой правоприменения. Дело и в незначительных компенсациях, которые присуждаются судами, и в действующем механизме ведения предпринимательской деятельности, при котором обычно бизнес-структура не существует больше двух лет. После чего ее бросают, ликвидируют, а граждане потребители остаются без надлежащего обеспечения их прав, потому что когда они приходят в магазин, оказывается, например, что того, кто продал им товар, давно не существует. Хотя в том же магазине стоят те же самые люди и занимаются тем же самым видом деятельности. Практическое осуществление серьезных очень гарантий, которые у нас предоставлены потребителям, оставляют желать лучшего. И это вторая сфера договорного права, где не может быть абсолютной свободы».

О наиболее высокой степени свободы

В результате всех ограничений, по словам Иванова, «остается так называемый предпринимательский договор, или коммерческий контракт, где степень свободы наиболее высока». Поэтому, пояснил он, именно в этой сфере «можно было бы пойти по пути абсолютной автономии воли. Желательно, чтобы в кодексе появился ряд специальных норм, рассчитанных на заключение коммерческих договоров и их содержание».

Глава ВАС сделал предположение,  что «может быть, следовало бы пойти по пути ослабления требований к форме договора для таких отношений, потому что одним из минусов нашей системы, в отличие от англо-саксонской, многие наши корпоративные юристы и частнопрактикующие адвокаты называют жесткие требования к форме». Он пояснил: «Я имею в виду жесткие требования к простой письменной форме, — и продолжил. — Во многих странах уже давно можно заключить договор посредством обмена электронными письмами, а мы с большим трудом приходим к признанию такой формы надлежащей и, конечно, для сферы предпринимательских отношений можно было бы на это безоговорочно пойти».

О прокрустовом ложе набора договоров

Глава ВАС в выступлении подчеркнул и важность отхода от формализма в том, что касается разновидности коммерческих контрактов: «Мировая практика рождает множество самостоятельных разновидностей коммерческих договоров. А мы укладываем их в прокрустово ложе того набора договоров, который существует в гражданском кодексе».

«Конечно, формально Гражданский кодекс допускает заключение договоров, не поименованных в нем, но, тем не менее, не противоречащих общим началам и принципам гражданского права, — рассуждал Иванов. — Но попробуйте-ка на практике доказать, что это самостоятельная договорная разновидность, и что к ней не надо применять некоторые императивные нормы, которые установлены для отдельных видов договоров».

«К сожалению, иногда насильно навязывают сторонам ту правовую квалификацию договора, которую они, в общем, не хотели иметь», — завершил он печальным итогом свой пассаж и заявил, что для того, чтобы разрешить в этой сфере большую свободу, для начала необходимо сформулировать некие общие подходы к формированию подобного рода непоименованных договоров.

Об осторожном обращении со свободой

«Надеюсь, что к мнениям разработчиков ГК в конечном итоге прислушаются,  и не пойдут по пути расширения принципов свободы договора в нашем праве, потому что из этого могут проистечь потом  довольно серьезные проблемы», — завершил свое выступление предостережением глава ВАС.

«Более того, я не исключаю, что расширив безмерно свободу договора, мы через некоторое время испытаем желание откатиться обратно, а то и пойти дальше, по пути ограничения этой свободы, когда увидим, к каким неблагоприятным последствиям все это приведет. Свободу мы уже расширяли в сфере корпоративного права,  напомнить, что когда-то у нас были зоны оффшорные на территории РФ. Давайте не будем создавать новых оффшорных зон, потому что ничего хорошего из них, кроме нового дела ЮКОСа и прочих неблагоприятных правовых последствий, проистечь не может. Давайте будем идти по пути разумного регулирования и не расширять сверх меры свободу там, где этого не следует делать», — призвал всех присутствующих Иванов.


 

You need to log in to vote

The blog owner requires users to be logged in to be able to vote for this post.

Alternatively, if you do not have an account yet you can create one here.

Яндекс.Метрика