РОСПОТРЕБИНФОРМ

БОРОТЬСЯ С «ПОТРЕБИТЕЛЬСКИМ ЭКСТРЕМИЗМОМ» МОЖНО И НУЖНО

Война между потребителями и организациями продолжается. Участники рынка используют юридические тонкости в качестве основного оружия и «ловят» друг друга на нарушениях закона. Конфликт породил новый термин, который используют учреждения, чтобы охарактеризовать категорию «противника» — «потребительский экстремист».
Как проходит эта «война» и какие способы защиты есть у организаций, рассказал юрист, практикующий в сфере потребительского рынка, Михаил Каракозов.

Расскажите для начала, что такое «потребительский экстремизм» и насколько это явление развито в Саратовской области?
— Юридического определения у понятия нет. Если своими словами, то это определенное обобщение людей, которые, пользуясь расплывчатыми формулировками в законе, отсуживают у организаций потребительского рынка денежные средства.
С одной стороны, это вполне законные действия, аналогичным образом может поступать гражданин, защищая свои права. С другой, эти действия носят корыстный характер. Это наиболее общее понимание термина. Например, обнаружили вы волосы в тарелке с едой, кушая в ресторане. Вы употребляете половину порции, а после зовете администратора и получаете новую полную порцию.
Кроме этого, под понимание термина «потребительский экстремизм» попадают и мошенники. Например, у товара проявляется некий недостаток. Покупатель не идет в магазин, а выжидает определенный срок, после подает заявление в суд, где пишет, что магазин отказался взять товар на проверку качества. Чтобы доказать это, зовет своих знакомых в качестве свидетелей. Т.е. лица, основным источником дохода которых и является пресловутый «экстремизм», затягивают время обращения в суд, и увеличивают этим размер неустойки, размер штрафных санкций. А к тому же предъявляют фальсифицированные документы.
Случается это, в том числе, и из-за недобросовестности самих магазинов: многие ведь надеются на «авось»: может быть, не пойдет потребитель в суд. Да, экстремисты пользуются именно неисполнением закона организациями.

Но все же именно под «потребительским экстремизмом» юридически стоит понимать действия тех граждан, которые злоупотребляют своими правами.

Тогда почему они экстремисты? Ведь экстремизм – это все же несколько другое.
— Если говорить именно о слове, то могу лишь предположить. Из-за нападок этой категории граждан у магазинов и «разжигается» негативное отношение к потребителям. Вообще ко всем потребителям. Но основная вина все-таки лежит на магазине. Да, в Саратовской области есть несколько групп потребителей, которые зарабатывают на этом, но используют они, в основном, как раз крупные нарушения в самой организации, а не юридические тонкости.
Например, в Самаре есть мужчина, который целенаправленно ходит по магазинам с продовольственными отделами и находит там продукты с истекшим сроком годности. Если он не найдет нарушения, он уйдет в другой магазин. Но, как рассказали местные юристы, выстрелов «вхолостую» еще не было. Да, магазины его просто ненавидят, но лично я отношусь с уважением. Человек по расписанию работает, получает около полумиллиона за год, тратит свои нервы и время. И выполняет функции общественного контроля. Если это продолжается больше года, что мешает магазинам привести свои дела в порядок?

Функции общественного контроля?
— Да, именно так я это называю. И у каждого потребителя есть на это право. Иногда мне кажется, что некоторые администраторы и работники магазинов не умеют читать. Существует закон о защите прав потребителей, существуют правила торговли. Все эти документы выложены в интернет, то есть находятся в открытом доступе, все можно без проблем приобрести в магазинах и в последней редакции.
Например, начиная работу с организацией, в первую очередь, я даю директору или владельцу список того, что нужно сделать немедленно. Исправив нарушения один раз, организация может избежать финансовых потерь, которые обязательно будут после прихода либо управления Роспотребнадзора – в виде штрафов, либо после потребителей, которые смогут получить деньги через суд. Сейчас судебная практика строится по принципу «Потребитель всегда прав», суд на стороне граждан. И избежать потерь можно только не нарушая – тогда в суде получится доказать, «что ты не верблюд».
А главное, что большинство нарушений повторяется из года в год, и до сих пор организации продолжают надеяться на то самое «авось».
Например, предоставление информации. В торговых комплексах, коих в Саратове больше десятка, места арендованы различными ООО или ИП. И практически везде до потребителя не доводятся сведения, что это за торговая организация. Ни свидетельства о регистрации, ни жалобной книги, ни прочих документов. Что в результате? Административная ответственность. Ведь узнать, какой ИП торгует телевизорами, потребитель может только после покупки, после прочтения надписи на чеке. Потребитель имеет право знать. Почему-то режим работы организации спокойно указывают, а вот кто работает, умалчивается.
Если потребитель покупает товар ненадлежащего качества, начинается бег по кругу. Потребитель бежит в администрацию комплекса, продавцы не знают или делают вид, что не знают правильного названия торгующей организации. Причем гражданин обязан предъявлять требования не к арендатору, т.е. не к торговому центру, а именно к торгующей организации. А пока потребитель пишет претензии на имя центра, время для обращения в суд может быть упущено.
К вопросу об экстремизме – это людей злит, не так ли? И разве некоторые граждане, пострадав один раз от подобных действий, из чувства удовлетворения не могут начать заниматься «потребительским экстремизмом»? Могут.

Неужели совсем нет магазинов без нарушений?
— Конечно, нет. Просто некоторые, добросовестные владельцы, стремятся снизить количество нарушений до минимума. Важную роль играет тот же человеческий фактор – где-то работник просто не успел, где-то недосмотрел. Да и потом, кто из нас не ошибается?
Если потребитель начинает специально заниматься наживой за счет организации, добросовестной организации, то, разумеется, ни в коем случае нельзя просто удовлетворять незаконные претензии потребителя. Один раз признав себя виновными, вы автоматически попадете в список тех, кто платит. И вслед за первым «экстремистом» придут другие, финансовые потери могут расти в геометрической прогрессии.
Разбираться, насколько его действия законны, анализировать практику, и главное, всегда направлять ответы в установленные законом сроки, а лучше – раньше. Бороться с таким «потребительским экстремизмом» можно и нужно. Но не путать «экстремизм» с собственным нежеланием работать по закону.

 

You need to log in to vote

The blog owner requires users to be logged in to be able to vote for this post.

Alternatively, if you do not have an account yet you can create one here.

Яндекс.Метрика