Барнаулец через суд вернул право входить в свой дом

Домофонные системы на дверях подъездов пришли на смену ключам и кодовым замкам и сразу завоевали огромную популярность. Плюсы очевидны: каждый жилец имеет собственный ключ, доступ посторонних в подъезд ограничен. Казалось бы, минусов вообще не существует. Но, как выяснил на собственном опыте наш читатель Геннадий Бобров, они все же есть.

«Когда нам предложили установить домофон, я был только за и полностью оплатил, как и все жильцы нашего подъезда, установку железной двери, самого домофона и внутриквартирных трубок. Договор был заключен между фирмой «Новые технологии» и представителем от нашего подъезда. Потом начались проблемы».

В соответствии с договором установленная дверь и сама система передавалась в пользование жильцам, но в то же время оставалась в собственности исполнителя. Кроме того, в одном из пунктов договора было указано, что подрядчик гарантирует работоспособность домофона при условии заключения индивидуальных договоров на бессрочное абонентское обслуживание. «Это противоречит Закону «О защите прав потребителей» — запрещается обуславливать приобретение одних товаров (работ, услуг) обязательным приобретением иных товаров (работ, услуг)», — объясняет Геннадий. Заводом-изготовителем домофона дается гарантийный срок, в заведенном паспорте на домофон об этом сказано. В соответствии с Законом «О защите прав потребителей» (п.7 ст. 5) если гарантийный срок установлен изготовителем, продавец (в данном случае это «Новые технологии») вправе увеличить этот срок, но никак не уменьшить. А в договоре подряда гарантийного срока фирма не указала, и сразу после выполнения работ ее представители потребовали подписать договоры на обслуживание. Как оказалось, они вступают в силу не после окончания гарантийного срока, а уже в следующем месяце после монтажа домофона.

«За пользование своей дверью с нас требуют абонентскую плату по договору. Я этот договор, естественно, подписывать не стал. Мне пытались объяснить, что, оказывается, деньги я отдал только за трубку и ее установку, а не за дверь и домофон, и что в моей собственности находится как раз только эта трубка», — рассказывает Геннадий Евгеньевич.

Абонентскую плату Геннадий платить не стал, и через некоторое время представители фирмы отключили внутриквартирную трубку. Ситуация усугубилась тем, что он потерял ключ от домофона – попасть в квартиру стало просто невозможно без помощи соседей. Обратился в фирму — предложили изготовить новые ключи за 190 рублей (а в договоре была указана гораздо меньшая сумма — 40 рублей). «Эту несоизмеримую цену они объяснили тем, что я не плачу абонентскую плату и обслуживать меня никто не обязан», — говорит Геннадий.

Индивидуальный цифровой код доступа (он есть в каждой квартире, оборудованной домофонной системой, с его помощью без ключа можно открыть дверь) сообщить также отказались. «Мне пришлось заказать ключи в другой фирме, они подошли к нашему домофону. Но через некоторое время опять пришли представители фирмы «Новые технологии» и стерли из памяти нашего домофона код доступа для других ключей, т. е. мой новый ключ перестал открывать дверь. В итоге мне пришлось обратиться в суд».

Требований у Геннадия Евгеньевича было много: признать договор на абонентское обслуживание недействительным, устранить недостатки в работе домофона, включить в домофоне режим индивидуальных кодов доступа, включить квартирную домофонную трубку. Всего он предъявил в суде 15 исковых требований, которые частично все же были удовлетворены. Договор на абонентское обслуживание был признан недействительным (поскольку Геннадий его не подписывал), режим индивидуальных кодов также был включен. Внутриквартирная трубка работает.

Нарушения Закона «О защите прав потребителей» (ст. 16 о недопустимости обуславливать приобретение одних услуг приобретением других услуг) суд не признал, поскольку абонентское обслуживание домофонной системы невозможно без ее установки, т. е. услуги взаимосвязаны между собой.