СПРФ направил письмо в Верховный суд РФ по проблемам правоприменения судами закона «О защите прав потребителей»

_/

СПРФ направил письмо в Верховный суд РФ по проблемам правоприменения судами закона «О защите прав потребителей»

23.10.2013

Председателю  Верховного Суда Российской Федерации

 

В.М. ЛЕБЕДЕВУ

 

                                                                                        

Уважаемый Вячеслав Михайлович!

 

Союз потребителей Российской Федерации (СПРФ) высоко оценивает значение постановления Пленума Верховного Суда Российской Федерации № 17 от 28 июня 2012 г.

«О рассмотрении судами гражданских дел по спорам о защите прав потребителей» для усиления судебной защиты  российских потребителей. Ежегодно консультируя свыше 400 тыс. граждан и ведя в судах до 3 тыс. исков по данной категории дел, мы отмечаем, что постановление существенно улучшило и сделало более единообразной судебную практику по ряду типичных споров, при рассмотрении которых нормы законодательства прежде нередко трактовались судами неблагоприятным для потребителя образом.

            Однако постановление не могло решить всех проблем правосудия для российских потребителей. К важнейшим из нерешенных, на наш взгляд, проблем мы хотели бы привлечь внимание Верховного Суда РФ.

 Самой существенной такой проблемой мы считаем массовое неисполнение судебных решений в пользу потребителей. По данным СПРФ, в среднем за последние три года половина судебных решений в пользу потребителя по искам, подававшимся через общественные организации – его члены, не исполняется (еще 5-6 лет назад не исполнялось 15-20 % решений). Мы понимаем, что за исполнение отвечают не суды, а служба судебных приставов, однако убеждены, что столь заметное снижение реализуемости решений судов подрывает право граждан на правосудие и потому не может не беспокоить высшую судебную власть страны. Основную причину мы видим в том, что поскольку должниками являются, как правило, юридические лица, участники которых не отвечают по их обязательствам, все больше недобросовестных предпринимателей в целях ухода от исполнения судебных решений регистрируют другое юридическое лицо и, не заявляя о банкротстве, фактически переводят в него хозяйственную деятельность организации-должника. В результате исполнительное производство прекращается за невозможностью взыскания. Путем же инициирования процедуры банкротства, как показывает практика, практически невозможно привлечь к субсидиарной ответственности контролирующих организацию лиц или добиться возбуждения уголовного дела о преднамеренном банкротстве. А безнаказанность должников подкрепляет мотивы такого «решения» проблем с потребителями, делая его все более массовым.

СПРФ считает необходимым внесение изменений в законодательство, обеспечивающих реальную защиту интересов потребителя в случае несостоятельности его контрагента или уклонения от исполнения судебного решения. В частности, мы предлагаем распространить нормы о возможности ограничения выезда за пределы РФ не только на гражданина-должника, но и на руководителя организации-должника, уклоняющейся от исполнения судебного решения, ввести уголовную ответственность за преднамеренное банкротство при причинении потерпевшему значительного ущерба, а не только крупного, внести в ГПК РФ правило, что суд не может отказать в обеспечении иска, если предоставлено встречное обеспечение. При этом первоочередной эффективной мерой решения данной проблемы могли бы стать рекомендации Верховного Суда РФ судам об активизации применения обеспечительных мер по данной категории дел. Крайне важно, чтобы суды своевременно применяли обеспечительные меры, поскольку сейчас судья обычно отказывает в их принятии по причине не предоставления доказательств, что ответчик может фактически прекратить свою деятельность и не исполнить решение суда. Но ведь гражданин не может представить такие доказательства, пока ответчик не прекратил финансово-хозяйственную деятельность, а тогда обеспечительные меры уже бесполезны.

 

            Другая существенная проблема в правосудии для потребителей связана с судебно-экспертной деятельностью, поскольку в спорах о качестве товаров, работ и услуг заключение эксперта становится, как правило, основным доказательством для суда. Вынуждены констатировать, что коммерциализация судебно-экспертной деятельности  пагубно влияет на правосудие. Профессиональные коммерческие организации, привлекаемые судами для проведения экспертизы, зачастую зависимы от ответчиков, являющихся их постоянными клиентами при заказе досудебных экспертиз. Так, большинство экспертных организаций для назначения судебных экспертиз, список которых формирует и доводит до судов Управление Судебного департамента по Москве, – коммерческие, созданы для извлечения прибыли и нуждаются в постоянных заказчиках. Этими постоянными заказчиками являются производители и продавцы продукции, исполнители услуг, которые систематически сталкиваются с претензиями потребителей и проводят, согласно требованиям Закона РФ «О защите прав потребителей» или ФЗ «Об обязательном страховании гражданской ответственности владельцев транспортных средств», экспертизу еще в досудебном порядке. Такие экспертные исследования зачастую выполняются с установкой удовлетворить постоянного заказчика. К сожалению, этот принцип распространяется и на судебную экспертизу, когда ее выполняют те же организации. А фактическое отсутствие практики привлечения эксперта по ст. 307 УК РФ к уголовной ответственности за дачу заведомо ложного заключения неизбежно сказывается на правосознании лиц, осуществляющих такую деятельность.

            Негативно влияет и то, что судебная практика назначения экспертиз по гражданским делам, как правило, пренебрегает процессуальными нормами, касающимися назначения негосударственных экспертов, проверки их компетентности, разъяснения судом их прав и обязанностей. В противоречие нормам ГПК РФ, при поручении экспертизы экспертам коммерческой организации суды в большинстве случаев не указывают в определении конкретного эксперта, тем самым оставляя вопрос о его назначении на усмотрение руководителя этой организации, что выводит экспертизу из-под контроля суда.

            СПРФ полагает, что вопросы, возникающие при назначении  судебных экспертиз по гражданским делам и оценке судами соответствующих экспертных заключений, требуют решения на соответствующем Пленуме Верховного Суда РФ. При этом убеждены, что коммерциализация судебно-экспертной деятельности вместо усиления потенциала государственных судебно-экспертных учреждений не отвечает интересам правосудия.

 

            Еще одна проблема – очень низкий уровень оценки судами причиненного потребителю морального вреда, подлежащего компенсации. Анализ мотивировок решений судов об отказе во взыскании компенсации морального вреда или ее взыскании в сумме меньшей, чем требовал истец, показывает, что судьи при определении ее размера принимают во внимание не столько характер страданий и степень вины их причинителя, сколько общественную опасность нарушения, признание нарушителем своей вины и его материальное положение. В итоге, как правило, размер взыскиваемой компенсации составляет очень скромную сумму, редко превышающую 10 тыс. руб. и вряд ли способную реально компенсировать страдания потребителя. Мы рассчитываем, что июньское с.г. постановление Пленума Верховного суда РФ поможет кардинально изменить такую практику. Однако Европейский суд, на решения которого о размере компенсации морального вреда по аналогичным делам рекомендовал ориентироваться Пленум, весьма редко рассматривает наиболее типичные для России потребительские иски, связанные с ненадлежащим качеством товаров и услуг и неисполнением договорных обязательств перед потребителем. Поэтому зачастую найти решения по аналогичным делам просто не удастся.

По нашему мнению, судьям следовало бы, готовя решение по требованию потребителя о компенсации морального вреда, прежде всего, поставить на его место себя и с учетом фактических обстоятельств дела и своих индивидуальных особенностей, исходя из критериев разумности и справедливости, оценить приемлемую для себя сумму компенсации; далее, оценить вину нарушителя прав потребителя с точки зрения степени ее умышленности либо неосторожности и в зависимости от этого соответственно увеличить или снизить эту сумму; наконец, сравнить индивидуальные особенности потерпевшего (его чувствительность к физическим страданиям, остроту нравственных переживаний) со своими собственными и с учетом предполагаемых отличий определить окончательную оценку.

 

            Отдельно необходимо отметить проблему возмещения расходов общественных объединений в случае удовлетворения иска в интересах неопределенного круга потребителей. Союз потребителей РФ отмечает, что в ряде субъектов РФ (например, Астраханская область, Пензенская область) сложилась практика отказов в возмещении общественным объединениям расходов, понесенных на проведение независимой экспертизы в досудебном порядке, а также оплаты услуг представителя в суде. Мотивом отказа выступает то, что расходы на досудебную экспертизу качества продукции и услуг при проверке соблюдения хозяйствующим субъектом прав потребителей не относятся к судебным расходам, а расходы на оплату услуг представителя не являются необходимыми, так как обращение в суд в защиту потребителей относится к уставной деятельности объединения потребителей и у них нет необходимости привлекать представителя за плату. Однако значительная часть объединений потребителей не имеет в штате профессиональных юристов, поэтому вынуждена пользоваться услугами оплачиваемых представителей.

            Поскольку при вынесении таких решений судами не учитывается положение ст. 46 Закона РФ «О защите прав потребителей» о возмещении общественному объединению при удовлетворении подобного иска иных возникших до обращения в суд и связанных с рассмотрением дела необходимых расходов, в том числе расходов на проведение независимой экспертизы в случае выявления в результате ее проведения нарушения обязательных требований к товарам (работам, услугам), просим Верховный Суд РФ дать разъяснения по этому вопросу в одном из Обзоров судебной практики по гражданским делам.

 

            Прошу рассмотреть обозначенные выше вопросы и проинформировать СПРФ о позиции Верховного Суда РФ.

 

            Председатель СПРФ                                                                                П.Б. Шелищ

                21.10.2013 г.

Пресс-служба СПРФ