Петербургская подземка устроила пассажирам предпраздничные очереди

_/

Петербургская подземка устроила пассажирам предпраздничные очереди

24.12.2014

В петербургский метрополитен вернулась эпоха дефицита. На многих станциях — настоящее столпо­творение желающих купить жетоны. Пассажирам, спешащим на работу, приходится с боем пробиваться к турникетам.

причина — грядущее подорожание проезда в метро, в связи с чем администрация подземки ввела ограничения на продажу жетонов в одни руки. «Вечёрка» уже рассказывала об этом в начале декабря. Но тогда ситуация выглядела не так мрачно. «На станции «Комендантский проспект» огромные очереди пассажиров, желающих приобрести жетоны и пополнить карты, скопились в вестибюле станции. Автоматы по продаже жетонов не работают», — рассказывает читатель «Вечёрки» Андрей.

Аналогичная картина наблюдалась на станциях «Рыбацкое», «Ломоносовская», «Горьковская», «Лиговский проспект», «Ладож­ская», «Площадь Восстания»… При этом, по утверждению читателей, на некоторых станциях продают уже не по два, а по одному жетону в руки. И почему-то отключены автоматы по продаже жетонов.

Очевидцы в соцсетях обсуждают, почему кассиры ссылаются на устное распоряжение начальства и не могут внятно объяснить, чем вызваны ограничения.

«Замечательные» тети за стеклом на вопрос, на каком основании я не могу купить десять жетонов, отвечают, что у них якобы распоряжение, а на просьбу показать распорядительный документ — мнутся и повторяют как заученное: «Не больше двух…» — пишет одна из пользовательниц.

По словам главы общества защиты прав потребителей «Легион» Вадима Сухова, покупая жетон, пассажир, по сути дела, заключает с метрополитеном договор купли-продажи, который подпадает под определение «публичный договор», поэтому заключитель вообще-то не имеет права отказать в продаже жетонов, если на то есть техническая возможность.

— Грубо говоря, если в кассе метрополитена есть жетоны и вы хотите купить не два жетона, а сто, вам не могут отказать, это будет нарушением прав покупателя. Но метрополитен пользуется тем, что он является монополистом в области подземных перевозок, — говорит Вадим Сухов.

И советует обратиться в ФАС или Роспотребнадзор.

В пресс-службе управления Федеральной антимонопольной службы по Санкт-Петербургу нам сказали, что знакомы с проблемой. Однако особых нарушений в этом не видят, так как у пассажиров все же есть альтернатива — либо приобрести карточку, чтобы не толкаться в очередях за жетонами, либо «зарядить» на нужное количество поездок проездной через автомат.

— Я сама сегодня утром на «Электросиле» положила деньги на проездной. Проблем не было. Зато выгода очевидна — если неиспользованные поездки останутся на следующий год, то буду ездить по старой цене, — заметила сотрудница пресс-службы.

В свою очередь сопредседатель Союза потребителей России Анатолий Голов заявил «Вечернему Петербургу», что ключевая проблема не в том, что перед очередным подорожанием у нас обычно возникают очереди у касс по продаже жетонов, а в том, что у петербургской подземки нет стандарта обслуживания пассажиров.

— Метрополитен ввел бессмысленные ограничения, прописав все, что обязан делать или не делать пассажир, а вот то, что он должен получить за свои деньги, не указал. Хотя обязан был прописать все, в том числе и какой длины может быть очередь в кассы, — считает Анатолий Голов.

Он также отметил, что петербуржцы постоянно жалуются на работу метрополитена, в том числе и на то, что работают не все окошки касс, на то, что на вход и выход открыты не все двери, на то, что безобразно проводится ручной контроль.

— Я, например, такого отношения к пассажирам в метро других городов не видел. У нас — полный беспредел, — возмущается Анатолий Голов.

Впрочем, не секрет, что в возникшей давке за жетонами виноват и наш менталитет. Почему-то мы, панически боясь кризиса, стремимся спасти наши рубли, вкладывая их то в гречку, то в телевизоры. А теперь вот дошла очередь и до жетонов метро.

Кстати, похожая ситуация наблюдалась в 2004 году, когда перед очередным подорожанием проезда петербуржцы скупили почти 36 миллионов жетонов (по другим данным — около 25 миллионов) из 37,7 миллиона, которые находились в обороте метро. Как говорили в Смольном, при таком темпе их бы не хватило уже до 1 января. Тогда, кстати, на многих станциях также ввели ограничения.

Источник: Вечерний Петербург