Клиентка отсудила у Сбербанка компенсацию за безразличие сотрудников к ее проблеме

_/

Клиентка отсудила у Сбербанка компенсацию за безразличие сотрудников к ее проблеме

02.01.2015

Из-за сбоя в программе Сбербанк потребовал у клиентки заплатить несуществующий долг по кредиту. Женщина так разволновалась, что попала к врачу, — помимо страха за своим деньги ее разозлило хамство сотрудников. Свою правоту она отстояла в суде — банк отменил долг и компенсировал моральный ущерб. Легко ли засудить кого-то за равнодушие к твоей проблеме — в материале НГС.НОВОСТИ.

В декабре на сайте Новосибирского областного суда было опубликовано апелляционное решение по необычной тяжбе между Сбербанком и жительницей Новосибирска. Ранее, осенью 2013 года, суд Калининского района Новосибирска обязал банк выплатить одной из клиенток 30 тыс. руб. в качестве компенсации морального вреда, который нанесли ей в одном из отделений Сбербанка. Областной суд поддержал это решение.

История началась с того, что 22 мая истица Наталья Ищенко решила погасить досрочно часть потребительского кредита и пришла узнать, каким будет ежемесячный платеж, говорится в судебном определении.

Сама г-жа Ищенко, работающая помощником в Калининском райсуде, от комментариев отказалась, но источник, знакомый с делом, пояснил, что кредит на сумму 100 тыс. руб. девушка платила исправно, вносила по 2 тыс. в месяц. В отделении банка кассир долго возилась с компьютером, а потом не смогла выйти из программы. Наталья не придала этому значения. Через несколько дней она вернулась с деньгами, чтобы погасить часть кредита, но в банке ей отказали, сославшись на долг 18 тыс., на который каждый день начисляется пеня.

Новость о несуществующем долге повергла Наталью в шок. У нее повысилось давление и поднялась температура. В полуобморочном состоянии она просидела в отделении Сбербанка 1,5 часа и ушла, так ничего не добившись. «Поскольку истец страдает гипертонической болезнью, у нее в связи со сложившейся ситуацией повысилось артериальное давление и пришлось обратиться за помощью в поликлинику», — говорится в определении суда.

В суд Наталья принесла справку, доказывающую, что после визита в Сбербанк она была на больничном.

Плохое самочувствие было спровоцировано «безразличным отношением сотрудников филиала банка №… к спорной ситуации, которые поясняют, что у них более важные дела и истории, заставляют истца переживать», пересказаны доводы истца в судебном определении.

Безразличие выразилось в предложении написать претензию по поводу несуществующего долга и подождать 30 дней, говорит источник, знакомый с ходом дела. Деньги со счета, возможно, спишутся, но если долга на самом деле не было, когда-нибудь они вернутся, пересказывает источник примерные слова банковского сотрудника.

После визита в местное отделение банка клиентка отправила по электронной почте претензию в московский офис Сбербанка и написала в книге жалоб. Не получив ответа, стала готовить судебный иск. Наталья потребовала удалить из кредитной истории информацию о несуществующем долге, восстановить прежний ежемесячный платеж и возместить моральный вред — его она оценила в 50 тыс. руб., говорится в судебных документах.

Суд Калининского района встал на сторону клиентки — признал, что сотрудники банка причинили ей «нравственные страдания», заставив переживать по поводу испорченной кредитной истории и лишних денег, списанных с карты. Требования суд удовлетворил частично — компенсацию понизили с 50 тыс. до 30 тыс. руб.

Об остальном клиент и банк договорились еще в ходе судебного разбирательства, следует из документов. Представители Сбербанка не отрицали, что долг образовался в результате сбоя программы, но вскоре попытались обжаловать решение суда первой инстанции. Юрист компании настаивал, что спор давно урегулирован, взыскание компенсации необосновано, а сумма ее завышена, но убедить областной суд ему не удалось. Источник, знакомый с ходом дела, сообщил, что деньги г-жа Ищенко уже получила. Ими она планирует погасить кредит.

В пресс-службе Сибирского банка ОАО «Сбербанк России» ситуацию прокомментировали лаконично. «В сложившейся ситуации имел место технологический сбой. Сибирский банк подал апелляцию, так как не согласен с размером запрашиваемого материального ущерба», — говорится в сообщении. Вопросы о реакции на подобные жалобы и санкциях для сотрудника остались без ответа.

Директор юридической компании «Легея» Дмитрий Гуськов специализируется на банковских спорах; случаев, подобных этому — чтобы банк приписал клиенту несуществующий долг — в его практике не было. По его словам, кредитная политика Сбербанка прозрачна и понятна — он не позволяет себе «какие-то приписки по 10–20 тыс.».

«Если такие факты станут массовыми — это будет иметь катастрофические последствия, за него возьмется регулятор», — уверен юрист. По его словам, чаще всего с банками судятся клиенты, недовольные условиями договора: споры касаются незаконных комиссий и навязанных услуг страховых компаний. Часто в суд идут и сами банки — чтобы взыскать долги по кредитам.

Сильней всего в этой истории юриста удивил размер компенсации — он не удивился, что Сбербанк пытался ее обжаловать. «30 тыс. — это очень много, люди за причинение вреда здоровью в ДТП годами судятся и получают 50–100 тыс. руб.», — говорит собеседник.

Руководитель юридического отдела областной службы защиты прав потребителей Алексей Разумов согласен, что получить компенсацию морального вреда очень сложно, даже если был причинен вред здоровью. Случаев, когда продавец магазина или сотрудник сферы услуг заплатил бы за хамство или грубость по отношению к клиенту, собеседник не припомнил — такая ответственность не предусмотрена российским законодательством. Критерии хамства в законе не прописаны — это не клевета и не оскорбление, к тому же каждый человек имеет свои границы комфорта. Кто-то посмеется над неотесанностью продавца, а кто-то искренне оскорбится его обращением на «ты», рассуждает г-н Разумов.

По его словам, шансы на компенсацию появляются, если за оскорблением последовал вред здоровью. Собеседник привел в пример недавнее происшествие в ИКЕА — охранник якобы толкнул покупательницу и публично ее оскорбил. Эта ситуация заведомо выигрышная, тем более если жертва сразу обратилась к врачу. Г-н Разумов заметил, что в суде придется прилагать все возможные доказательства — аудио- и видеозаписи, показания свидетелей и справки от врачей.

Последних могут даже вызвать в суд, чтобы найти взаимосвязь между болезнью клиента и поступком, например, продавца. Очень часто суды отказывают в компенсации из-за того, что такую взаимосвязь доказать трудно — давление у человека, страдающего гипертонией, могло подняться из-за чего угодно.

Источник: НГС.НОВОСТИ